Problem-solution

+7(962)99-00-833

Что нужно для хорошей жизни? (перевод выступления Роберта Уолдингера, часть 1)

Блог

Что делает нас здоровыми и счастливыми на протяжении нашей жизни?

Если бы сейчас вы задумали позаботиться о собственном светлом будущем, во что бы вы вложили время и энергию?

В недавнем опросе среди поколения Миллениума о самых главных целях в жизни более 80% ответили, что их главная цель в жизни — стать богатым.
А для других 50% той же самой молодёжи самой главной целью в жизни оказалось стать знаменитостью.

Нам постоянно твердят о том, что надо делать ставку на работу, усердие и достижение большего. У нас создаётся впечатление, что именно к этому надо стремиться, чтобы жить лучше. Полная же картина жизни, принимаемых людьми решений и последствий этих решений — такая картина нам практически недоступна.

Большинство наших знаний о человеческой жизни основано на том, что люди помнят из своего прошлого, а, как известно, при взгляде в прошлое у нас не бывает 100%-го зрения. Мы забываем многое из того, что происходит с нами в жизни, да и воспоминания порой искажаются до неузнаваемости.

Но что, если бы мы смогли увидеть жизнь полностью так, как она складывается во времени? Что, если бы мы смогли проследить за людьми с подросткового возраста до самой старости и увидеть, что же на самом деле делает их здоровыми и счастливыми?

Это мы и сделали. Гарвардское исследование по развитию взрослых можно считать самым продолжительным исследованием взрослой жизни. В течение 75 лет мы год за годом наблюдали за жизнью 724 мужчин, задавали им вопросы о работе, личной жизни, здоровье, и всё это время задавали их, не зная, как будут складываться их жизни. Подобные исследования чрезвычайно редки. Почти ни один проект такого рода не дотягивает и до десяти лет либо из-за ухода слишком многих участников, либо из-за прекращения финансирования, либо из-за новых интересов у сотрудников, либо по причине их смерти при отсутствии последователей. Но по счастливому стечению обстоятельств и благодаря настойчивости нескольких поколений исследователей этот проект выжил.

Около 60 из наших первоначальных 724 участников до сих пор живы и участвуют в проекте; большинству их них за 90. И теперь мы начинаем исследование более чем 2 000 детей этих людей.

Я четвёртый руководитель проекта. С 1938 года мы изучаем жизни двух групп мужчин. В начале проекта участники из первой группы были студентами второго курса Гарвардского колледжа. Все они закончили колледж во время Второй мировой войны, и большинство из них отправилось на войну.

Второй изучаемой нами группой была группа мальчиков из беднейших районов Бостона, которых выбрали для исследования именно из-за их принадлежности к наиболее неблагополучным и обездоленным семьям Бостона в 30-х годах. Большинство из них жили в съёмных многоквартирных домах без водопровода. В начале проекта все юноши прошли собеседования. Все прошли медосмотры. Мы приходили к ним домой и говорили с их родителями. Потом эти юноши стали взрослыми, каждый из них со своей судьбой. Они стали фабричными рабочими, адвокатами, строителями и врачами, а один стал даже Президентом Соединённых Штатов. Кто-то из них стал алкоголиком. У некоторых развилась шизофрения.
Некоторые поднялись по социальной лестнице со дна до самого верха, а другие совершили путешествие в обратном направлении.

Основатели проекта даже в своих самых сокровенных мечтах не могли себе представить, что я буду стоять здесь сегодня, 75 лет спустя, рассказывая о том, что проект всё ещё продолжается.

Каждые два года наши терпеливые и преданные делу сотрудники звонят нашим участникам и спрашивают, можно ли им прислать очередную анкету с вопросами об их жизни. Многие из живущих в центре Бостона спрашивают:
«Почему вы продолжаете меня изучать? В моей жизни нет ничего интересного». Выпускники Гарварда таких вопросов не задают.
Для того чтобы прояснить картину их жизни, мы не только посылаем им анкеты. Мы беседуем с ними в их гостиных. Мы получаем их истории болезни от их врачей. Мы берём у них кровь, мы сканируем их мозг, мы говорим с их детьми. Мы записываем на видео их разговоры с жёнами об их глубочайших проблемах. И когда лет десять назад мы, наконец, спросили у жён об их желании поучаствовать в проекте, многие из них нам ответили: «Да уж давно пора».

Итак, что же мы узнали?
Какие уроки извлекли из десятков тысяч страниц информации, накопленной об их жизни?

Так вот, эти уроки — не о богатстве или славе и не об усердной работе. После 75 лет исследования нам стало предельно ясно, что счастливее и здоровее нас делают хорошие отношения. Точка.
(Продолжение следует…)

Публикации по теме:

Почему не надо платить за участие в трансформационной игре
Почему не надо платить за участие в трансформационной игре
Почему не надо платить за участие в трансформационной игре
Какой внутренний голос выбираешь ты: консерватора или творца?
Какой внутренний голос выбираешь ты: консерватора или творца?
Какой внутренний голос выбираешь ты: консерватора или творца?
30 выгод от участия в трансформационных играх
30 выгод от участия в трансформационных играх
30 выгод от участия в трансформационных играх
Новогодние желания и серьезные игры
Новогодние желания и серьезные игры
Новогодние желания и серьезные игры
Мама, мамочка, мамуля...
Мама, мамочка, мамуля...
Мама, мамочка, мамуля...
Что Вы приобретаете от участия в трансформационных играх?
Что Вы приобретаете от участия в трансформационных играх?
Что Вы приобретаете от участия в трансформационных играх?